?

Log in

No account? Create an account
Небо игристым вином плакало под ноги нам,
Только не повезло - это была не весна.


Здесь больше воздуха нет, реальность, пауза, дым, здесь больше воздуха нет - если можешь, живи.

Шквал за шквалом холодный дождь, по мокрым доскам ползёт серая мгла. Но всё это - за тонкой завесой медно-туманной. Потому что в спину дышит тот же южный ветер, который приходит на сцене, подбрасывая волной звука. Натянутой тетивой на пальцах танцует Охота, я - пущенною стрелой, разорванной жаждой полёта.
...Вот кони Дикой Охоты вздыбились - не удержалась, лицо - в кровь, лица всадников удаляются, тают в огне красной луны, ветер рвёт в клочья знамя с королевским именем. Тот горячий ветер, он несёт всё ближе дыхание хищника, что идёт по пятам. Сфинкс улыбается, так блестят его клыки, так страшен его рык. Ничто, ничто не в силах остановить оживший Кошмар.
Бежать, бежать, прочь, прочь, не оглядываясь. Вечна круговерть медных огней и вечен этот бег - во мрак, в дождь, выбиваясь из сил, белым росчерком по чёрному асфальту, а потом снова. Уже было так. Вечная эта погоня. Только ночь и драйв, пока длится эта не-жизнь.
Беги, расплескав зеркала, иди смелей сквозь мира покров, лишь бы оглянуться ты не смогла!

...а ведь им - стоит только на свет дневной выйти.
Посоны, что-то давненько я тут ничего не вбрасывала по Профессору )))

Игрок сказал - игрок сделалСвернуть )

Мораль: возможно, Профессор был неправ )

Вот он, Солнцеворот.

Рассказали тут анекдот.
Про то, как чукча плывёт по реке на лодке, смотрит по сторонам и "что вижу, о том пою" - лес красивый, брусники мало-мало собирать, видит - геолог на берегу в кусты в туалет пошёл, чукча ругается - такую песню испортил.
Сгибаюсь пополам и ржу как конь.

Солнце пышет, солнце жжёт. Чёрная луна ушла... но есть чёрное солнце.

Black Sun rising over mankind,
All the slave gods will be sunblind.
Sorath shining through his new priest,
Who proclaim the rise of the beast!

Bear the torch across the darkness
And hold up the spear of destiny,
Hail Deggial, sign of the black sun,
We will light the flames of victory, hail!


Говорят, ночь темна и полна ужасов, но есть день. Ночь короче дня, день убьёт меня. Солнце неутомимым оком отмечает путь, жаждой жить сушит сердце до дна. Раскалённый гранит доносит песнь песков, голос Сета, гром колесниц и отблеск горячего металла. Прикрыть глаза - и злые огни вертятся всё быстрее, ведут обратно в погибельную спираль тёмного пламени, жара пахнет чёрной смолой, по горячим доскам шаг за шагом, бегом, в обжигающем кровавом венце. А воды хранят молчанье.
Идёт по песку, мягко, грациозно, беззвучно, как всякий хищник, крадётся по следу ониксовоглазый тол-вир, крылатый сфинкс, с львиной пастью и хвостом скорпиона. Камень - плоть его, и камень - сердце его. Ночь по твоим следам, ночь для тебя капкан. Ты припадёшь к земле, ты заметаешь след... но от него тебе дороги нет. Холод камня чувствуешь спиной, но в твоих глазах горит огонь.
В когтях его - смерть, в глазах его - смерть, в песне его - меньше-чем-смерть, зелёный Кошмар, беги не беги. Ступает он медленно, терпеливо, всё ближе, настигая жертву в пустыне.
А за ним идёт песчаная буря, вплетая высокую ноту в хор мёртвых пиратов.

Что же будет защитой от смертоносной песни? Только другая песня.

Сердце своё ярче горна разожги, чёрной звездой воссияй в ночи!
В древних легендах преследуемые часто бывали спасены, только будучи обращёнными в звёзды небесные. Иногда за ними обращались и преследователи, но не всегда.
Сильна тёмная, южная, свирепая ипостась Эллекина с оскалом сфинкса, но есть и другая - король северных холмов, тот, что увенчан рябиной, кому служат белые волки и в чьих чертогах льётся белопенное золото и ягодное вино. Чей зелёный сон - чист от Кошмара. Тень его плащом на плечи, лишь бы оглянуться ты не смогла.
Ох.
Хором грянем, славу лунной деве выкликая, быстрей нас только стрелы её.
...До хрустального моста небес мы будем мчать, где богиня вновь маяк зажгла - красной луны костёр!

Но что за лик у всадника? Что за голос? В толпе не различить. Что молчишь, покажись! Короны Эллекина не видать, но кто? А имя королевское.
Только с Дикой Охотой можно попытаться обмануть меньше-чем-смерть, что идёт по пятам.

А время, словно в слоумо, внезапно сбросило темп.
Уже видно, где споткнётся конь, где упадёшь лицом в горячий песок, узришь блеск когтей и слепящие блики на склонах пирамид.

Не смотри!.. Помни, что есть Свет и Пламя! Помни обо мне. Жду не дождусь, уже скоро увижу белостенный град и купол молний! И пышные царские приёмы. Вразуми меня Кальта, совсем немного осталось! Только от дурацкой раны отлежаться - как раз прибудем. Где рождается Тьма, а из Тьмы льётся свет.

А вот не про хайп

Ах ты ж гений чёртов, старый пердун Джордж Реймонд Ричард!
Тут должна быть картинка с Винни-Пухом из лужи.
Это я сунулась в медиапространство, посоны, и обнаружила очередную книгу Мартина. Довольно развесистые хроники дома Таргариенов. Более развесистые, чем Мир Льда и Пламени, в том же стиле написанные, с кучей новых историй.
И вот что мне тут подумалось. Прочтение Мартина доставляет такую нехилую мизантропию, что убиться можно! Вот читаешь про все эти околосредневековые реалии, дворцовые интриги, скандалы, расследования, трэш, угар и содомию, видишь всё это будто воочию, а потом поднимаешь глаза от книги, чувствуя себя как вышеупомянутый Винни-Пух, и жуууутко ненавидишь людей. И то долбанное дерьмище, в которое они превращают свою собственную действительность и своё общество. И всплывают мыслИ, что в действительности нашей дерьма всяческого хоть и меньше, но и того, что осталось, не увезёт и верблюд. Что и среди наших современников ебучего средневековья в головах примерно дохуя, а умных людей по пальцам пересчитать. Блин, Исильфин, ты и в этом всё больше подаёшь мне пример )
Что книги, что видосы и посты в инете, что игры и фильмецы - почти никто до более-менее адекватного уровня не дотягивает, всё одни и те же яйца (с соответствующим приложением) повсюду, только в профиль, патамушо систему менять надо. Кругом станки, блеать.
Даже слегка досадно, что до прогресса в этом конкретном плане мне не дожить даже при самых оптимистичных раскладах. Разве что до какого-нибудь экстерминатуса, который решит вообще все проблемы в корне )
Спасибо, старый пердун Джордж, держишь марку!
А он, походу, возглавив весь тот сериальный паноптикум на некоторое время (в отличие, скажем, от не менее крутого, но чуть менее дальновидного Сапковского), а потом устранившись, сам похохатывал поехиднее старого Уолдера Фрея и теперь, наблюдая бесславное фиаско тупых киношников, ждёт, затаившись, как этот самый хитрый лорд Переправы, чтобы венцом своего творения короноваться по праву демиурга, короля Льда и Пламени, завоевателя фанатских сердец, Невозмутимого отца драконов, взойдя на трон бессмертной славы )))

Лети, ветер, обернись вокруг света и явись,
Возьми за собою ввысь потерянные души,
И там, у седьмой звезды, ты стань снова молодым,
Пускай дождь живой воды проклятие разрушит,
И запылают небеса снова.
Лети, ветер в руки к нам, вода с кровью пополам,
Земля пеплом и золой огни костров потушит.
И гром молнией сверкнёт, и тьму светом обернёт,
И вновь ветер нам вернёт потерянные души.
И запылает небо новым огнём!

Ночь короче дня

Неужели?..
Вот она, весна!
Когда открываешь глаза - и видишь золото и зелень пышным цветом. Когда сломаны оковы, вдыхаешь - и пьёшь сторицей аромат сирени, вишен и яблонь. Так просыпалась от подземного плена Хранительница Жизни Алекстраза, так выходили на свет из Адаманта (и того, и другого) попавшие в тенёта тьмы души.
А на ногах прорастают крылья новые, незнакомые. Эта сказка начинается не сталью на льду, но искрами на горячем асфальте. Взять в кулак всю волю и рвануть! Корпус держать, равновесие, спуск - вперёд! Асфальт поёт, почти как на стальном коне. Вся гибкость и всё умение танцора - в дело, зря я, что ли, десять лет этому отдала? Быстрей, быстрей, быстрей!
Но - если повезёт, мы уйдём на взлёт, не смотри назад - там только стены,
Но - если повезёт, мы уйдём на взлёт между двух полос и вверх по ветру, вверх!

Да, почти как на стальном коне. Когда рвёшь в клочья воздух и чувствуешь страшную силу ветра. Только он - тёплый. И от ливня улететь можно, и видно, как под ним прорастает лилово-зелёная листва. И голос стальной нотой долетает аж до соседней крыши.
Выше поднимись, в поток серебряный всмотрись, глубже его вдохни, силу свою возьми!
Струны слушаются иначе, под новым зелёным когтем звук острее. Прежние песни прозвучат на новый лад. Эллер Эллекин, знай - твой дар зазвучал. Новая жизнь для песен. И новый путь лёг под ноги.
Смотри, как я иду. Смотри и повторяй.

...Говорят, ночь темна и полна ужасов. Обгоревшая чёрная луна не вернётся, но ветер с реки дышит тленом. Каблуки стучат по доскам, как барабаны на площади перед... действом. Ночь короче дня.
А у новой бледной полноликой луны та холодная усмешка львиная, блестят клыки. И по хребту бегут иголки. Чеканю шаг, оступиться - я погибла.
Привести себя в порядок, причесаться, умыться, приодеться. Цепи, шипы, спину - прямо. Хоть красный лев, хоть лев златой, но когти есть у них, и когти моего, мой лорд, не менее остры!

Оставь это небо, оставь наши звёзды, они для тех, кто не свернул с пути!
Оставь пепел ветру, оставь эти слёзы, пока ещё в нас силы есть вперёд идти.

Время "Ч" близко.

И на твоей стороне десятки встречных огней,
Ты выжимаешь сильней, и знаешь -
Мотор тебя не предаст, ты ставишь ногу на газ,
Ногу на газ, ногу на газ, ногу на газ!


Vendel'o eranu!..

Дьявол в белом, узор прицелом, новость дня - это я!

Что, что это? В день, когда взметнулось тёмное пламя, вспыхнуло и обрушилось небо алым вихрем, и сгорела дотла крылатая серебряная луна, обратившись луною чёрной.
Но нет! Се - свет. Золотой сполох - то флейта скипетром в руке, живительные солнечные ноты.
Красное и белое. Красный гриф, белый рукав. Красный рукав, белый бокал. Сбрось оковы стен, восстань и в бездну устремись! Красная луна, белые крылья - в песне. В сердце своём эту искру сбереги! Воздух, огонь, земля и вода - в одно целое. Гитара, флейта и голос - воедино две мелодии, огонь и свет.
И ветер сколько угодно может выть и дышать изморосью, но мокрый воздух пронизывает легко бело-золотая стрела под щитом тепла. Живая вода, живая земля. Волна света, на гребне её равновесие, раскинув руки. Асфальт - и подиум, и сцена, и красная дорожка, рыжие фонари - софиты, звёзды - блики зрящих глаз. Нет! Это не той круговерти безумный вихрь, масок глянцевый блеск, в котором тенью скользить, чтоб не догнали, бежать. Здесь - аромат листвы повсюду, затапливает, умиротворяет, дышишь, расправив плечи. А дышать - значит петь. Тает, тает каменный лёд, бежит ручьями. И не оскал в кадр - улыбка настоящая.

Звёзды не горят ровно - знай, или ты уже далеко?

Шипастый цветок алой плетью на запястье пил живую кровь и цвёл погибельным дурманом, лишая сил, воли и разума, страшным ядом наполняя вены. Южное солнце коварно и безжалостно, в пустыне безводной оставляет оно тела неосторожных, а кого не успеет - тех добивает мороз ночи.
Живая вода, живая земля - новый узор, простой узор, но прочно он сплетён. Целительный узор-мотив.

Не спеши дышать ровно, жизнь позовёт нас дальше играть, дальше играть!

Давным-давно, в прошлой жизни, был один Бельтейн. Стали звёзды алым вихрем, небо вспыхнет - пусть горит! Тёмный огонь то был, что пожирал жизнь и силы, порождая песни.
Пришло снова время Бельтейна. И знаменует его белый хлад - там, на севере, где больше нет меня. Но здесь тоже воздух резок и остёр, с запахом тополей под холодным дождём, зверь-холод смыкает клыки. Только пока не достают они до лакомой плоти души. Аура Света - преграда холоду тому. Тот предвечный луч, что сияет там, где гаснут все другие огни. В самую лютую зиму живая вода не замерзает под стеклом. Кто там пел - неживая вода? Золотой волной падёт на плечи лёгкий зной, каждый уголок омоет теплом. И голос оживает, звуча полной силой металла. Вскрылся лёд, и очистилось озерцо, где рождается тьма, а из тьмы льётся Свет. Южным океанским приливом он накрывает и уносит, смывая грязь и пыль. Не тёмный огонь, но солнца целительный поток, хлынувший по рассохшейся, мёртвой земле.
Там, под пеплом и прахом, иногда может обнаружиться живой росток. А иногда - не может. То, что мертво, умереть не может, но может восстать в виде чудовищ. А кое-где, помнится, чудовищ скрывал именно коварный золотистый свет. Душ потерянных за ним в золотом тумане растает хор, если ты услышал трель - без дороги уйдёшь. А на самом деле то был лишь только кусок иллюзии, беспокойный сон воспалённого рассудка, неживого и немёртвого. Те самые Сумеречные Леса называют кошмаром, проклятием той земли, погибелью. Как и царство видений некоторых демонов Века Дракона. А если подумать, цена всему тому иногда не так уж высока, и кое-кто заплатил бы её охотно.
Но у нас другая сказка... и когда-то должна быть, как говорят друиды-медведи, пора просыпаться.
Только, как говорим мы мистеру Мартину, не сегодня!

Бомбануло

Анориэль, прикинь, у меня тут что-то дико бомбит.
Телега про ВаркрафтСвернуть )

И ващще-то... ВоВ весь вот примерно про это. Как легендарных героев, полубогов и богов, задавливает числом тупая толпа, найдись только те, кто укажет цель. Ради этого отодвигая в сторону собственные распри, которые после снова расцветают пышным цветом по новой, с теми же яйцами, только в профиль. И как эта толпа и весь мир вместе с ней огребает потом очень много разнообразного фана, и куда потом этот самый мир стремительно катится чем дальше, тем забористее.
Ненавижу ммошечки.
...лучше уж смотреть глазами Иллидана, чем глазами Рейстлина Маджере.
Те глаза, что глядят сквозь плоть, те, что зрят, как уходит жизнь, не дадут обмануть себя...
Вот, значит, как это выглядит. Только ещё сверх того - зима вечная, араманская. Всепоглощающая, не спастись от неё. Запахи, звуки и блики на краю сознания намекают на весну или там лето, холодное солнце пытается печь голову, иногда напоминая о жестоком южном пламени Эллекина, пальцы даже иногда чувствуют капли тепла - но всё это ложь, всё иллюзия, всё пепел и прах. Только зима существует. Говорят, что ночь темна и полна ужасов... но не знают, о чём говорят. Всё умирает, всё замерзает, и когда тьма беззвёздной ночи наступает на пятки - холод будет властвовать безраздельно, и только редкие вспышки костров будут разгонять ту промозглую стынь и жуткий холод в почти уже неживых пальцах, там, где лежит мой путь. Зима, только зима и ничего больше.
Вот всё, что ты заслужил, властвуй по праву!
Чуть лучше, когда в голове пусто, когда оную голову холодное солнце печёт как в микроволновке - а вокруг царит холод. И шагаешь сквозь пустой сон. Забыть о холоде можно, но ненадолго - пока не взойдёт ледяная луна с этой усмешкой. С этими ледяными клыками. Когда мёртвый сон, забытье без видений, становится мечтой.
Поздно настроить скрипку, взять верную ноту, исправить ошибку, поздно зажечь солнце, новое небо и новые звёзды.
Когда строишь, строишь много лет нечто, что кажется нерушимым, но даже сталь идёт трещинами, лопается и разрывается под натиском этого льда. Когда собираешь осколки, по одному, перебегая от источника тепла к источнику тепла, как в той древней игре, пытаешься снова выстроить преграду от ветра - но она оказывается хрупким стеклом, и при каждом порыве идёт трещинами и рассыпается. 
Поздно решить проблему, взять мажорный аккорд, красивую тему, поздно жить без фальши, создать новый мир - лучше, чем раньше.
Когда идёшь и видишь вокруг только смерть, угасание и холод... точнее, даже меньше-чем-смерть. Смерть есть сон, и сон есть блаженство. Аркьянтал едва виден, туманы прячут его, голос сякухати едва слышен сквозь пелену мрака и метели. Калайнор, прошу, услышь меня хоть раз. До того, как я возьму тебя за шиворот. Потому что тут - край.
Поздно считать ошибки, никто не даст тебе новой попытки, поздно молить о смерти, кричи не кричи, никто не ответит, поздно, послушай... я так не хочу быть одна в пустоте!
"Ты пойдёшь вперёд. Ты будешь действовать. Ты будешь говорить с людьми, будешь учить диких эльфов, поднимая их к вершинам знаний и силы, что отличают пришедших из-за Моря. Но ты будешь встречать непонимание на своём пути."

Знал, знал, о чём говорил. Пророческие, блин, слова. Мало того что персонажка на крыше теперь с постоянной пропиской (и правильно. Будет кому тот эпический бардак разобрать, Тей одна уже не справляется, "спасибо" мастеру с его завалом!). Мало того: играешь, играешь, а всё как об стенку горох, в лучшем случае игнор, в худшем - стигмы, дебаффы, мастерский произвол и прочее говно. Кэл уже вон лапы кверху, а ведь он куда больший толкиномейнстримщик.
"Вы не готовы", блеать! Добро пожаловать в ряды вольных каменщиков... дома Финвэ )

Пусть моя песня будет удачей твоей, а я - только с бездной повязана клятвой своей.

Зримый облик тебе - одежда, но как ладно сидит наряд! Перламутровая кожа - иногда досадно, что у нас такой не бывает. Можно, конечно, выкрасить - на праздник какой-нибудь, а так неудобно. Хоть ты старше меня на вечность - но с нашим знанием сильней стократ. Мы, эльфы, способны бороться с Увяданием, и мы хотим этого, как и ты. И мы поможем тебе. Мы, те, кто предназначен и желает жить в мире и совершенствовать его, сумеем справиться с этим делом без помощи Стихий, бросивших его на произвол судьбы.
Почистить бы поскорее Горгорот! А то работать невозможно. Энтицы где?
Дай мне сил взойти, не оставь меня.
Я слышу тебя.
Anaella, anaella belore...

Холод. Холод, жадный зверь, жестокий змей, кольцами обхватывает всё тело, властвуя безраздельно. Но даже ему не сделать своё дело, когда между ним и кожей только тонкая полупрозрачная ткань. Ибо то, что мертво, умереть не может. Мёртвое сердце в броне холодной - меньше чем смерть. Нет красок в мире - только серые камни, только мгла и пыль, только чёрный пепел и белые лица мёртвых. И стекло, за которым остаётся радость, смех, улыбки и искры - только туда хода нет, немёртвым нет места среди живых. То завеса непроницаемая серого мрака.

Shindu falla na, sin'dorei...

Шаг, ещё шаг, только пепел и прах. Всё, что цвело и жило - прах и пепел, земля умирает. И в той, что идёт, чёрным пятном на серой стене, жизни уже нет. Ни холода, ни жара, ни света, ни огня - только меньше чем смерть. Жалкое подобие жизни, бледная тень, пустая оболочка, стеклянные глаза, ни воли, ни мыслей - и только голос вспарывает пространство, но не время... и не золотой стрелой, но зловещим холодным серым лезвием. И имя ей - Тёмная Охотница.

Дикой пустоты голодной вечность, я есть бездна.

Свет дневной и сонм теней - в ней канет всё. Непрекращающийся кошмар, чёрное солнце, гниль, плесень и поганки. Царство увядания, скверны, мора, вечнодлящейся тьмы, что пожирает любое дыхание жизни.

Здесь больше воздуха нет, реальность, пауза, дым, здесь больше воздуха нет, догорает твой мир.

Дорога в никуда, жалкой тенью среди живых, в беззвёздной ночи. То, что мертво, умереть не может. Сон есть смерть, и смерть есть всё. Шаг, ещё шаг, будет пир на костях.
Слава, слава королю, вечно правит он, лорд без сердца и души взойдёт на трон.

Гаснет небо, я не знаю - до рассвета это или навсегда,
Гаснет сердце, затихает, только в нём уже не кончится зима.


Но лишь иногда крохотный блик, отблеск, едва мерцает там, где гаснут все другие огни. А тогда...

Смотришь тысячей лиц
В королевстве зеркал,
Через клетку ресниц,
Чёрно-белых страниц,
Между танцами в кадр оскал.
Смех твой эхом повис
В сети улиц ночных,
Там, где днём жизнь кипит,
По спирали бежит,
Круговерти безумный вихрь!

О, выше, выше лети, тенью скользи, бликом в ночи,
Чтоб не догнали, беги, лишь назад ты не гляди!

Чёрно-белый твой мир,
Что есть жизнь, что игра?
Что есть правда, что ложь,
Где огонь, а где нож,
Кто злодей, а кто прав?
Смотришь ты со страниц,
Масок глянцевый блеск,
Будешь центром в толпе,
И неважно тебе,
Как спираль оборвёт бег!

Но выше, выше лети, тенью скользи, бликом в ночи,
Чтоб не догнали, беги, лишь назад ты не гляди!

...Только не проснись -
Вмиг сожрёт душу страх.


Мастер... пустишь призрак бесприютный в Аркьянтал?
От зимних невзгод и безвременья
Как бы цветы сберечь?
Но вот - с далёкой земли тепла дуновенье
И гордости древней речь.
Полумесяца серп - как горит его сталь!
Мелькнула рдяная вниз звезда.
Вновь налажу стрелу - и пошлю в эту даль,
Yass'urya lotё aurёa.

[где горит рассветный цветок]

Вескон. Он всегда знаменует закат зимы, близость завершения межсезонья. То, что скоро вернётся солнце, скоро закипит и закрутится ролевое сообщество на низком старте на полигоны ) Что вернётся жизнь на настилы набережной, время огней и песен. И он всегда - большой глоток радости после долгого пути через мрак и рёв пурги, с каждым годом всё более и более тяжкого. Момент, когда можно ненадолго обо всей той хуете забыть, когда ничто не омрачает, как беззвёздная ночь Калакирью, и не отравляет, как демоническая скверна землю, ощущение свободы и тепла. И все жуткие миазмы из глубин тёмной души отсекаются мощным потоком, тем, что единым фронтом прорывает твердь. И можно сделать вдох без той тьмы. Освобождение от оков.
Жизнь всегда возвращается. Помни это, Эллер-Эллекин, за морем.

Для них ты - сатана, их гений злой, я - маска для тебя, я - голос твой!
(с) Корсика

Уууууой, мой мозг. Весь конвент почти безвылазно с утра пораньше, кроме вечеров - за трындежом. Доклады, семинары, круглые столы. Послушать, поговорить, обсудить важные вопросы и высказать несколько идей. Нечасто делала так раньше, совсем нечасто. Но теперь всё иначе.

И да, я убил твой страх, Харли Квинн, чтоб ты петь смогла сама!
(с) она же

Жаль только, что заленилась и свой концерт делать, и в сборном участвовать. Не то чтобы зря - разрываться и без того надвое приходилось. Но всё-таки - жаль, что так мало было именно того тепла, которое накатывает волной, когда сидишь на лестнице и распеваешь. Свободной минуты почти не выкроить было, доклады с утра - один за одним. И никак.
Ох, товарищи, спасибо всем ))))) ууустала, убегалась ужас как.

Соображения на бегу

Бегаю по Вескону... и чувствую себя Иллиданом. Нет, не игроком из Костромы, а персонажем Варкрафта.
В том месте, когда ему магическим образом поменяли глаза и позволили видеть мир совершенно в ином разноцветном и прекрасном магическом спектре. Только-только перечитала, представила.
Как в анекдоте, ей-ей: "...они в нас играют!"
Как я на Зиланте спорила с Эридой про высоколегированную сталь у нолдор... как на презентациях игр и круглых столах говорила о том, что хочу поиграть в науку у эльфов на игре по Толкину по сложным правилам, и какая крутая была нолдорская цивилизация. И какие крутые прогрессоры были сыновья Феанора.
И вообще... всё какое-то неправильное вокруг. Кто все эти люди и где мои вещи?..
Исильфин, твою ж дивизию, ты редиска, что не доехал )
Арлекин, Эллекин, Тривелин...
Эллекин явился снова посреди зимы - вдогонку волчьей песне, в белом вихре, в свете седой луны. Флейта его - в полной силе, вот она - острое лезвие, что вскрывает лёд, а вот - сияющий серебряный скипетр. Мелодия поднимает ветер и волны. Напоминает о весне эта трель, уносит легко, теплом проливается к вискам, уводит далеко, туда, где светлый мир и пряный воздух, туда, где зелёных рек долины, где поныне грезит солнце. Золотой сполох - то флейта скипетром в руке в ответ. Всё сильней, всё быстрей, ярче голоса тон, рёв аккордов шальных, снежных искр робкий звон, ярость стали расплавит творящий тот горн, воедино спрямит две мелодии он! Рекой льётся золотой хмель, горячие волны подбрасывают высоко над холмами. В ту улыбку смотришься, как в зеркало, и струится золотистый с медными нитями легчайший атлас. Чуткие и смелые пальцы флейтиста, острый ум и острый язык, искромётный дух веселья.
В дальние края скачет он на коне быстрокрылом, пронесётся с гиканьем и шлейфом песен сквозь тайгу и пургу, заложит вираж, оставляя светящийся след, и вернётся снова.
Иногда, совсем редко, но удаётся всё же! То состояние, в котором и через сугробы, и через метель, через рёв пурги, летишь как раскалённый нож. Глоток жаркого пламени посреди зимы, когда помнишь, что стужи порыв не догонит в пути, когда поднимаешь глаза и видишь звёзды, когда небо перестаёт казаться с овчинку. Я не сломаюсь, я устою, я дойду! Середина зимы уже миновала.
Мэндор, мастер... и Ирдан! Я вижу тебя. Память о раскалённом песке сильна, отзвук голоса Эллекина в южной его ипостаси вибрирует в ушах чистой низкой нотой. Здесь, с тобой - сердце мира!
О Белый Пророк, из меня не вышло Изменяющей, но приди же и яви свой коронованный серебром лик! И да склонятся все перед тобой и внемлют твоим речам. И стёрто, стёрто, лишь фольга и стёкла, поверни, мастер, свой калейдоскоп!
Те, кто ждут, те, кто слышат, те, кто знают. Я сплю и вижу сон, то судьбы прозренье, лунных капель звон, звёзд отраженье! Таэ эккейр, товарищи. О ты, Эллекин за морем спящий, помни меня, прости меня, для нас с тобой нет смерти всё равно. Спи спокойно, я ведь знаю, что ты счастлив и твой дух пылает негасимым огнём. Вьюжит волосы снег, ранит кожу легко, грянет в жилах огнём, таков непокой, нерушимый тот свет, зов бессмертной страны, что перед нами раскрыл двери зимы!
Гонки за мечтой, с богом или дьяволом до финишной прямой,
По спирали вверх, крылья за спиной, для одних ты сумасшедший, для других - герой!


...хорошая штука - пивас...особенно с реконами...ик!
Ухххх...
Просыхаем помаленьку после праздников, культурно просвещаемся. На Деткон вот забежала - специально ради спектакля моих ивановцев на закрытии. Это те самые "Пророчества в рамках плеч", что гремели на Зиланте и не только. Китай свой они вывезли, "Цена души" с позапрошлого Зиланта. https://anarilote.livejournal.com/554526.html

Обещанный развёрнутый отзывСвернуть )
Ребята, вы держите марку и как всегда производите фурор, я вас очень люблю ))))

З.Ы. А вот тут - видео с показа на позапрошлом Зиланте ) https://youtu.be/KD4xOFoy8uA
Ну чо я могу сказать...
Вскоре заканчивается год. Начался он препаршиво и заканчивается ещё более паршиво. С сезоном - и с тем не очень получилось. А там, снаружи - страшный мороз, не вдохнуть как следует. И как-то всё тяжелее петь "И стужи порыв не догонит в пути...", и лететь особо некуда. Ну... почти некуда. И обратно не ждут.
Всё трудней дышать пронзительным воздухом, всё труднее небу слать проклятья,
Всё трудней бежать, полжизни ты отдал бы, чтоб забыть тот бой за спиной.
(с) понятно кто
Эллекин спит где-то зимним сном, Пламенная спит тоже - у мастера полный завал. Уууууу...
Сколько лет мне ползти и продираться сквозь метель?
Знаю, сколько точно нужно. Я обещала.
Бежать, бежать, прочь отсюда, ради лёгкой тени, ради иллюзии тепла - ненадолго. Когда - пусть решится не мной. Тлеют угольки, тлеют, не гаснут полностью. Миг - призрак алого пламени вверх. Ах, если б мне волю!
Как всё и было... Есть точка невозврата из мечты.
Ухххх.
Чой-то порылась в музле, поинтересоваться захотелось оригинальным текстом так зацепившей штуки "Until it sleeps", превращённой Апокалиптикой в адски годный инструментал, а Корсикой почему-то в какую-то хрень с упоминанием "отряда самоубийц". Единственный раз, когда Корсика, на мой взгляд, дали маху. Причём хорошо так дали маху - это уже, как одну тему из альбома "Подарок", не спишешь на образ творческого идейного перерождения, там описан пиздец вполне себе пожизнёвый и тошнотный. Ещё и, как оказалось, далековато от оригинала. Послушала у Металлики... Вот блин, оно с закосом на мрачную тему не то обскуров, не то пожирателей душ из Невервинтера )
Может, тоже свой перевод напишу, как иногда бывает, когда чужой не устраивает )
А у Корсики новый сингл вышел. И они держат марку и продолжают, как и в последнем студийном альбоме - всё так же раскалённым остриём в мозг, пилой по нервам. Вот чой-то вовремя на глаза попалось, очень вовремя. Как и тот альбом - всколыхнулось всё.
Мысль: вот бы этого крутого вокалюгу Хелависа себе на дуэт взяла, а не этого поганого Шклярского и не прокуренного насквозь БГ! Он - единственный из всей группы не обладает симпатичной рожей, но обладает безумно мощным железным голосищем, так колоритно звучащим в роли самого Призрака Оперы. Думаю, и Жилякова катарсисовского за пояс заткнёт.

Эллекин-Эллекин, где ты?