March 3rd, 2020

Тигрица

Нас меняет время - или взгляд случайный

Искры тех мгновений собирает память, зажигая солнце в глубине веков.

Странные дела творятся.
Голос Эллекина-крысолова и его смех бронзовой струной разливается в предвесеннем воздухе - через сотни миль и допотопные всратые динамики, но так отчётливо и остро, уколом адреналина в артерию, разрядом дефибриллятора в засыпающее сознание. Звук флейты слышен из-за ближайшего холма, и усталые ноги сами несут бегом.
Но потом всё же - спать.
А в том сне - долго продираться через жуткие картины, которые через себя пропускать было той ещё затеей, те, где по звёздам гуляет колдун из Магриба, про это будет другая история. Там, дальше, глубже - туманные формы, запах пыли, странные руины. Колючая проволока, куски бетона, торчащие железки, холодные подземелья. Шаг - и в темноте пробегают искры, вырисовывая причудливые переплетения микросхем, как в Масс Эффекте, и образы - то руки мастеров за работой, то футуристические пейзажи той сверхцивилизации, какой она была и какой могла бы быть. И эхо голосов: "Мой серебряный, живой металл как сердце стучал, ночами читал между струн, между строк, она - клинок..." "Они проникали в нас, они творили нас, ввысь они поднимали нас, но они покинули нас". Миг - высверк той лучшей стали. Прыг - звериный силуэт соткался из тумана в полумраке, текучие мускулы, пушистая светло-пятнистая шерсть, мощная стать. Зевает зубастой пастью, то клыки блестели. Не понять только, что за зверь, то ли волк, то ли тигр, то ли пума, то ли вообще леопард. Прыгает, по земле катается, играет, прячется в тенях, глазами зырк, загадочный зверь, вот он здесь - а вот нет, и след простыл. И вдруг - в ночных небесах, в тёмных облаках просвет, оттуда режущий блик северной звезды, хлыстом по глазам, жжёт, прожигает, пригвождает, волю сковывает, грудь сжимает железной хваткой, не вздохнуть. Слышится вой, и в темноте глаза горят бирюзой. И светится тропа утоптанная, потом и кровью политая, серебром, ведёт по знакомому маршруту. Bloodline deceiver, I gaze from above, I bring the madness that makes your blood boil. Свет путеводный - и свет жестокий, невыносимый, выпивающий жизнь. Острый запах горячего металла, запахи жухлой травы и глины. След взят, вновь пьянит азарт погони, по лезвиям, по камням, по воде, по земле, как по стеклу разбитому. Ветер, кровь и серебро... Так уж вышло, не крестись, когти золотом ковать, был котёнок, станет рысь, мягко стелет, жёстко спать!
Ыыыыыыыыыыыы...

Край ветров манит тайнами руин, тенью древних городов, солнцем выжженных долин.
Вопреки ураганам встречным, вдруг - рвусь вперёд, и жизнь свою этой скорости дарю.
Вновь мокнуть под струями дождя,
Под знойным солнцем вновь пыль глотать, с горячим ветром, вверх швырнувшим,
Вновь видеть очередной восход,
И каждый новый день так встречать, как будто в первый день живу я вновь.