?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Давным-давно, в прошлой жизни, был один Бельтейн. Стали звёзды алым вихрем, небо вспыхнет - пусть горит! Тёмный огонь то был, что пожирал жизнь и силы, порождая песни.
Пришло снова время Бельтейна. И знаменует его белый хлад - там, на севере, где больше нет меня. Но здесь тоже воздух резок и остёр, с запахом тополей под холодным дождём, зверь-холод смыкает клыки. Только пока не достают они до лакомой плоти души. Аура Света - преграда холоду тому. Тот предвечный луч, что сияет там, где гаснут все другие огни. В самую лютую зиму живая вода не замерзает под стеклом. Кто там пел - неживая вода? Золотой волной падёт на плечи лёгкий зной, каждый уголок омоет теплом. И голос оживает, звуча полной силой металла. Вскрылся лёд, и очистилось озерцо, где рождается тьма, а из тьмы льётся Свет. Южным океанским приливом он накрывает и уносит, смывая грязь и пыль. Не тёмный огонь, но солнца целительный поток, хлынувший по рассохшейся, мёртвой земле.
Там, под пеплом и прахом, иногда может обнаружиться живой росток. А иногда - не может. То, что мертво, умереть не может, но может восстать в виде чудовищ. А кое-где, помнится, чудовищ скрывал именно коварный золотистый свет. Душ потерянных за ним в золотом тумане растает хор, если ты услышал трель - без дороги уйдёшь. А на самом деле то был лишь только кусок иллюзии, беспокойный сон воспалённого рассудка, неживого и немёртвого. Те самые Сумеречные Леса называют кошмаром, проклятием той земли, погибелью. Как и царство видений некоторых демонов Века Дракона. А если подумать, цена всему тому иногда не так уж высока, и кое-кто заплатил бы её охотно.
Но у нас другая сказка... и когда-то должна быть, как говорят друиды-медведи, пора просыпаться.
Только, как говорим мы мистеру Мартину, не сегодня!