Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Ррррррр...

Исход. Нет, не тот

Ночь, лес, овраг, бетонные плиты. Под лапами шелестит сухая трава. Серп луны прорезал путь на ладони, не забудь о погоне, что идёт по пятам. А рядом с серпом белая искра, на той же сверкающей нити, белым глазом щурится над холмами. Ну, привет, большой Урса. Куда ты сегодня смотришь, задрав голову? Ага, вот оно. Север ждёт, взойдёт звезда промёрзлой крови, прочь, о страх, о маска недостойных! А рядом на небе затаился чёрный зверь. Нет, не совсем - драконий взгляд, драконья улыбка. И ты здравствуй. Да, знаю, ты тоже меня ждёшь, скоро я приду в твоё царство и вплету свою мелодию в твою, в пламя, что правит вселенной. Только моё царство столь же велико, как твоё. Чёрный зверь, хах... зверь этот - я. Чёрный мех, чёрная кожа, жёлтые глаза. Почуяв силу, грациозно выгнуть спину, потянуться, демонстрируя это.
В день, когда станут звёзды алым вихрем и небо вспыхнет - пусть горит! Когда взовьётся костёр выше головы, в час пробужденья весны, кем я буду? Зелень и золото, зелёные рукава, совершенный кристалл на шее и зелёная эмаль в кольце? Золотой блик, росчерк света, солнечный зайчик и тонкая нота смеха? Может быть - днём, под солнцем. Но когда закат окрасит кровью гладь озёр и близлежащего залива - вздыбится шерсть, в улыбке клыки, чёрные лапы будут ступать неслышно. Кто-то дарит луне песню - но я пою не для луны, и иначе, чёрно-пятниста моя шкурка, узки кошачьи зрачки. Я тоже могу бежать и играть. И догнать - пусть и ненадолго. Да провалятся в бездну Сады Вечности, в нашем измерении всё не так. Я тоже могу обратиться! Раз уж отзвук голоса в ушах и отблеск того солнца на фоне запахов трав будит такое, то, окрепнув и почуяв запахи хвои и костров, я побегу. И буду петь. Тут и там, куда ни бросишь взгляд, дивные места, и каждый тебе рад! Ты боишься проснуться, вдруг это сон, но не вернуться, путь твой завершён.
А сегодня северная звезда поведёт меня, уводя от погони. Хвост хлещет в гневе и азарте. Бегом, бегом, прочь, прочь. Жди меня и ты, мастер. Я вернусь, и небо станет ближе! Вот увидишь. Мой город стал мне тюрьмой, к ней ключ - непокой. Не тот, что вечный бой, нет! Тот бой прожит, спет и закончен, ценой витэ из вен. Теперь - тенью скользить, бликом в ночи, чтоб не догнали, беги, лишь назад ты не гляди. Не вниз по гибельной спирали, нет! Жить в эпоху великих перемен и врагу своему не желай. Север ждёт.

Солнце чертит круг, и снова - за спиною, как часовой,
Чуть короче жизнь и чуть длиннее тень.
Но ответить не готово небо над моей головой,
Для чего я здесь считаю каждый день.
Ждёт, когда я крикну, выплесну боль,
И станет моим проклятьем вечный город.
Здесь меня никто не слышит - деньги, кровь, гордыня и спесь
Держат на себе величье этих стен.
Не поможет стать им выше слов и судеб адская смесь,
И стремленье вверх, во имя перемен.
Властью и тщеславьем ты опьянён,
В прошлом и грядущем - не прощённый.
Вавилон, Вавилон!
Что ты построил, что разрушил?
Вавилон, Вавилон!
Плавятся души дьявольским огнём.

След горел на каждом камне, ты желаньем был одержим
Заглянуть за грань, презрев былую дрожь.
Ты не верил в покаянье, знал, что будешь сброшен с вершин,
Но тянулся ввысь, приняв за веру ложь.
Ты волной подхвачен и вознесён,
Чтоб увидеть сразу - смерть и солнце.
Вавилон, Вавилон!
Что ты построил, что разрушил?
Вавилон, Вавилон!
Плавятся души дьявольским огнём.


И будь, что будет. Мироздание очень здорово шутит. Слышишь, призрак в чёрном бархатном плаще? Ты был в чём-то прав. В любом случае - я последую твоему совету. Напоминает мне это чем-то хрень у Сапковского - должны произойти великие потрясения, чтобы персонаж взялся за ум и сделал то, что следовало и на что в общем-то подписался. Только Сапковский всё равно топорно это показал... да и щас не менее дурацкая хрень происходит. Тебе удачи и вообще. А я пойду ловить свою. До встречи у барьера, о достойный противник.

...пусть пророчит мне ветер северный беду,
Я пройду и через это, но себе не изменю!
Ветер, бей сильней, раздувай огонь в крови,
Дух мятежный, непокорный, дай мне знать, что впереди!
Чтобы жить вопреки.
Коготки

Но в темноте гораздо ярче будет свет

Вот ведь, диву даёшься, как причудливо тянется нить. Боги смеются.
Арлекин, Эллекин, Тривелин, Арлекино. Голос короля Дикой Охоты силён, золотой струной через тысячи миль тянет южное солнце. Дикая Охота не скачет при свете дня - но тот зверь, что идёт за правым плечом Эллекина, может. И лепестки весеннего неба теплом окрашивают его глаза. Зверь тот странный, диковинный: волчий взгляд, волчий хвост и волчья пасть, а стать и повадки кошачьи. Мускулы такой совершенной формы, что греческие статуи рядом бы выглядели обрюзглыми пьяницами, кроме разве что самых лучших из львов и пантер. В каждом движении - порывист, текуч, чутко прядают уши, как лобастой головой качает - рука сама тянется погладить. Шёрстка пушистая, такая мягкая, северное солнце - редкий гость - живым золотом каждый волосок заливает. И искры золотые хранит взгляд, где лазурь сменяется штормовым серебром. И сам как шквал неуловим, неслышно подбегает, за плечом возникнет - и цап!
На месте не усидит никогда - сорвётся побегать. Как бежит он по лесной тропе, по тонкому льду, по городским окраинам - мелкие собачки поджимают хвосты, большие белые псы склоняют головы. Голос тоже волчий - звонкий, смех в нём часто слышится.
А за ним идёт весна. С каждым шагом - ближе, трава пробивается, клевер начинает раскрываться. Эгей, а вот и Патрик! Зелень, бархат, шёлк, золотой свет, зелёные рукава, зелёные ленты, золотые завитки. Музыка, весёлые голоса, флейты и арфы, скрипки и волынки. Эгегей, лейте сидр золотой рекой! Смех, улыбки, ноги в пляс, фейерверк праздничных красок. Пальцы слегка по загривку: смелее! Смотри. Не бойся. Я буду рядом, если нужно будет тут.
Шаг, ещё шаг, принюхался, прыг - да он крылат! Такого зверя ещё не видели эти края. Мало кто способен обогнать зелёное пламя, да ещё так резко и быстро, с места в карьер. Быстр, лёгок, ловок, хитёр. Смертоносная грация. Достойное проявление силы, что видна невооружённым глазом. Кого-то такая сила страшит, заставляет хвататься за вилы и топоры. Но косной черни нет места здесь, те, кто видит и знает - понимают всё. И радуются навстречу, смотрят в восхищении. Видишь - ты есть там, во всех наших песнях, а мы - мы своих не сдаём!
Тёплые лапы, искры солнца. Под этим золотым огнём тень тол-вира растаяла без следа. Из угла клубком темноты метнулась с рёвом клыкастая кошачья морда, сверкнули клыки, брызнуло несколько капель отравленной янтарной крови - и клубок исчез.
Кривые зеркала будут разбиты. Я знаю, как это делается, хватит огня. Всё тепло весне отдам я, чтоб огонь в снегу не таял, но пока стучит ветер в крыши - я вернусь, и небо станет ближе! И увижу это.

Только... из дальних уголков памяти всплывает сон: по разнотравью летнего склона бежит золотистая рысь и следом - белый волк.
Тигрица

Нас меняет время - или взгляд случайный

Искры тех мгновений собирает память, зажигая солнце в глубине веков.

Странные дела творятся.
Голос Эллекина-крысолова и его смех бронзовой струной разливается в предвесеннем воздухе - через сотни миль и допотопные всратые динамики, но так отчётливо и остро, уколом адреналина в артерию, разрядом дефибриллятора в засыпающее сознание. Звук флейты слышен из-за ближайшего холма, и усталые ноги сами несут бегом.
Но потом всё же - спать.
А в том сне - долго продираться через жуткие картины, которые через себя пропускать было той ещё затеей, те, где по звёздам гуляет колдун из Магриба, про это будет другая история. Там, дальше, глубже - туманные формы, запах пыли, странные руины. Колючая проволока, куски бетона, торчащие железки, холодные подземелья. Шаг - и в темноте пробегают искры, вырисовывая причудливые переплетения микросхем, как в Масс Эффекте, и образы - то руки мастеров за работой, то футуристические пейзажи той сверхцивилизации, какой она была и какой могла бы быть. И эхо голосов: "Мой серебряный, живой металл как сердце стучал, ночами читал между струн, между строк, она - клинок..." "Они проникали в нас, они творили нас, ввысь они поднимали нас, но они покинули нас". Миг - высверк той лучшей стали. Прыг - звериный силуэт соткался из тумана в полумраке, текучие мускулы, пушистая светло-пятнистая шерсть, мощная стать. Зевает зубастой пастью, то клыки блестели. Не понять только, что за зверь, то ли волк, то ли тигр, то ли пума, то ли вообще леопард. Прыгает, по земле катается, играет, прячется в тенях, глазами зырк, загадочный зверь, вот он здесь - а вот нет, и след простыл. И вдруг - в ночных небесах, в тёмных облаках просвет, оттуда режущий блик северной звезды, хлыстом по глазам, жжёт, прожигает, пригвождает, волю сковывает, грудь сжимает железной хваткой, не вздохнуть. Слышится вой, и в темноте глаза горят бирюзой. И светится тропа утоптанная, потом и кровью политая, серебром, ведёт по знакомому маршруту. Bloodline deceiver, I gaze from above, I bring the madness that makes your blood boil. Свет путеводный - и свет жестокий, невыносимый, выпивающий жизнь. Острый запах горячего металла, запахи жухлой травы и глины. След взят, вновь пьянит азарт погони, по лезвиям, по камням, по воде, по земле, как по стеклу разбитому. Ветер, кровь и серебро... Так уж вышло, не крестись, когти золотом ковать, был котёнок, станет рысь, мягко стелет, жёстко спать!
Ыыыыыыыыыыыы...

Край ветров манит тайнами руин, тенью древних городов, солнцем выжженных долин.
Вопреки ураганам встречным, вдруг - рвусь вперёд, и жизнь свою этой скорости дарю.
Вновь мокнуть под струями дождя,
Под знойным солнцем вновь пыль глотать, с горячим ветром, вверх швырнувшим,
Вновь видеть очередной восход,
И каждый новый день так встречать, как будто в первый день живу я вновь.
Малкавиан

Парус поставили криво

Зима близко.
Ветер с реки пахнет тем, давно знакомым, северным морем, которое меня ждёт. Там, где так близко холодные фьорды, где ветер порывист и суров. Глубина тех вод - смесь тёмной стали, сини волн и зелени мхов, цвет сердца шторма, живёт здесь, так ясно видно всё это в двух острых льдинках-зеркалах. Кто способен удержать эту мощь северной бури? Только тот, кто носит с одинаковым достоинством чёрную кожу и металл, сукно или бархат, лён или шёлк. То - облик настоящего Вентру, благородные черты и аристократичные манеры, утончённый вкус и стиль, а также умение выглядеть гармонично как в омываемом звуками тяжёлого металла зале под стробоскопами, так и на пышном светском приёме, и в кругу вояк у костра. Тяжёлая сталь в руках, крепкая сталь в мускулах, льдистая сталь в глазах, звонкая нота-сталь в голосе, и королевская сталь с отблесками серебра и золота на плечах. И в речах тоже острая сталь, и быстрый ум - сталь, и клыки - ядовитая сталь. Сталью среди зелёных драпировок блестит под луной чешуя, вот завитки чёрного атласа, а вот - опасные извивы змеиной стати, то гибкой и стремительной, то величественной, то хищной. Змей - смертоносный хищник, изящен и хитроумен, свернётся кольцами и - молниеносный удар. На сцене, под софитами, на волне звука - та сталь сияла бы не льдом, а испускала волны жара, раскаляя воздух творящим горном, воспевая силу штормов и светлоглазых героев.
Неспешно скользит тот змей-Вентру, выжидает, тонким стеклом прикрывая окна в глубины северных морей.

Ветер с реки принёс в ночи туман. А тол-вир сегодня - в пока ещё целом зеркале. Спасибо мастеру, поймал и запечатлел хищный изгиб шеи. "Тореадор, в позицию!" - сказал один мой знакомый, неуважаемый, но не лишённый чувства юмора. Тол-виры похожи на львов. Ха! И когти моего, мой лорд, не менее остры. Золотые с красным одежды, золотой мёд в бокалах, красные капли на когтях. Золотое и красное пламя в жилах, а в темноте глаза горят бирюзой. Тол-виры - как и львы, храбрецы! И хищники. Туман скроет вкрадчивый шаг темношёрстных лап, медно-рыжие фонари размоют облик зверя. Если хищник чует кровь и азарт, он способен надолго затаиться, начиная славную охоту, когда грядёт поединок воль.
Ушки

(no subject)

Ууууух!..
Это я удачно зашла ))))))
Воняю одновременно куревом, пылью и собаками... но вот совсем пофиг )))
Болотные огни? Кажется, да, но эти зажёг точно Благой двор, в доме среди лесов. Зелень зловещая приглушена тёмной корой и прелой травой, яд янтарной крови растворён там, как в зелье, преображаясь и оказывая согревающее, целительное свойство. Эллекин - вестник зимы, но его искры горячие, живые, разлетаются они по миру так же, как осколки ужасного зеркала троллей. Только с прямо противоположными свойствами, это древний огонь. И сон, и явь пустились в пляс! И проявились искры эти, занялись и осветили всё. А те, другие стёкла чисты и прозрачны, но блин, где мои глаза-то были, а?..
Тигрица

(no subject)

На горячем коне Эллекин по земле несётся, и за ним ступает зима. Или не за ним, а это он её загоняет, как зверя на охоте? Дальние выселки уже накрыты белым, а чёрная трасса опасно поблёскивает глазами прячущейся в норы от погони живности. Рыжие, белые и багряные огни гигантского города ещё не пускают к себе стаи белых мух, завесой жара прикрывая чёрные ветки, быстро рассеивая эту мельчайшую пыль повсюду по лепесткам ночного неонового цветка. А снаружи - мягкие лапы уже бегут, промораживая воздух, крепко вцепляясь в хвою, в белые березняки, в склоны кюветов, в крыши деревенских халуп и провинциальных пятиэтажек. Как-то оно сейчас на севере? Не простудись, мастер. Зимний дракон сделал разворот и пошёл на новый заход. Разноцветная спираль всё быстрее раскручивается. А Эллекин всё так же смеётся. И поёт про то, чем эта круговерть может внезапно обернуться. То-то меня вчерась так накрыло. А там ещё и виолончели!...
Синяя ночь из-под маски горит.
Ой. Ну я и балда! Где мои мозги были, а?
У Эллекина не одна маска. Как и цвет глаз - не один. Матово-синим нужна одна, болотно-зелёным - другая.
Смеётся Эллекин, играет под ним конь. Не догнать его никогда - слишком быстр тот конь, а только если пересечься дорогами в разных далёких краях. Или смех услышать в вое метели и самайновского вихря, в звоне поющей бронзы и стеклянных бокалов со льдом.
И интересно будет рассмотреть отражение в тех, болотных лесных огоньках. Мне нравится эта игра. Нет, в Игру мне как следует не сыграть, не вытяну, но хоть лулзов по пути словлю.
Желаний свет тебя слепит, рисунок карт туманом смыт, мечи и кубки - праздник твой, лети за траурной совой!
Иди, чародей, иди, будешь наш...
(с) "Элессар".

З.Ы. А всё-таки так тепло и здорово, когда валяешься ты на диване, а на тебе валяется мааааахонькое мохнатое тельце с мурчащей мордочкой ))) Мимимиметр порвало в клочья ))) Особенно когда помимо этого там же ещё компашка на потрындеть имеется )))
Друид

Кэт Бильбо котят пиарит )

Оригинал взят у kat_bilbo в Большой пост про котят (много фоток)
трио-1

Лучшие в мире котики Пряник, Батончик и Пуговка ищут себе лучших в мире людей и лучший в мире дом! Это большой раздавательный пост, которым можно и нужно делиться.
Сначала я хотела написать пост про каждого отдельно, а потом передумала. У меня много отличных фоток, где все трое вместе. И формальная информация про всех троих одна и та же, лучше не рассеивать. Начнём-с.

Котятки родились 18 сентября 2016 г. в селе Юматово под Уфой, в нашем доме, здесь и проживают. :-)

Collapse )

Специалист-котовед говорит, что несмотря на небольшую составляющую "шотландской" крови, у котиков вылезло немало породных признаков. У них нежная короткая шёрстка, на ощупь как пух, сравнительно мало (особенно у Пуговки) остевого волоса. Какие-то особенные твёрдые хвосты, характерные черты лица (у Батончика и Пуговки), что-то ещё (я не запомнила), ну и окрас вот тоже интересный. Они очень самостоятельные (им было меньше месяца, когда они самовольно покинули коробку, свили себе гнездо под столом на кухне и потребовали мяса), активные, хищные, умные, отлично общаются с людьми. У них бодрый и боевой кельтский характер! Но на людей не бросаются (если только не пробовать отнять у них еду). Потому что выросли в любви, ласке и заботе от людей и старших кошек. Опытным путём проверено, что все отпрыски нашей Мурки отличаются высоким интеллектом, крепкими нервами и ровным доброжелательным характером.
К именам котят специально не приучали, это чисто детские прозвища, для удобства.

На данный момент котяткам около трёх с половиной месяцев. Они довольно крупные для своего возраста. Чистоплотные, к лотку приучены, едят всё, что дают (а дают им мясо, кашу, овощи, яйца, молочное).
Предпочтение при выборе новых хозяев - либо друзьям, либо людям, за которых поручатся друзья. Ну или пишите, обсудим.
Отправка в другой город обсуждается (мы уже осчастливили своими котиками Казань и Йошкар-Олу).

А теперь перейдём к котятным фоткам!

Collapse )